cropped-znamenie-e1460068607782.jpg
Домодедовская муниципальная газета "Призыв"Новости, интервью, очерки, зарисовки, оперативная и официальная информация, рекламные объявления

Пост ради ближнего твоего

Копия volochovМы с вами продолжаем идти поприщем Великого поста. Интересно, что апостол мясопустной недели говорит, что постится человек в еде или нет, для самого него не имеет никакого значения. «…Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем…»   И только потом апостол говорит: «…Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных». Т.е. больше всего мы постимся ради того, чтобы не соблазнялся рядом другой человек. Следующее за апостолом Евангелие придаёт этой мысли особенный рельеф. На восклицание отверженных, где это они видели Его страждущим, жаждущим, нагим или больным, Христос говорит: «…истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную».

Не похоже, чтобы Церковь истолковывала эти слова как призыв к деятельной добродетели – пост, всё-таки, скорее время внутреннего самоиспытания, чем внешнего подвига. Когда мы слышим  «пост», мы видим  отшельника в пустыне или монаха в келье, а не грузовики, везущие хлеб нуждающимся. Всему своё время. Пост – это собирание внутренних сил, а не их трата. Но ведь что-то имела Церковь в виду, выбирая Евангелие для этого последнего непостного воскресенья, для последнего или предпоследнего своего слова на этом ещё берегу.

Странно предполагать, что наша худосочная еда или её отсутствие могло бы  приблизить к Богу или отдалить  от Него. Но тем не менее, церковные правила с самого начала очень серьёзно относились к посту перед Пасхой. Непостящийся извергался Церковью. И Петровский пост после Троицы был установлен для тех, кто не смог отпоститься в Великом.

Пост начинается с изменения сердца. И суть этого изменения в том, что другой важнее тебя.  Важнее, значительнее и ценнее. А ты – восполнение его ценности и значимости. Ты как будто и не сам по себе, ты дополнение другого до его человеческого совершенства. Вот с какой мысли, по мнению церковного предания, начинается Великий пост. Так ещё и потому, что самовозношение совершенно губит человека в испытаниях этих дней. Поэтому-то и начинались предпостовые чтения с притчи о мытаре и фарисее. Тут очень твёрдая и ясная логика.

Вообще, эта мысль о земной несамодостаточности человека, о его дополнительности к другому , теперь в нас очень слаба. В западном христианстве она ещё слабее. А ведь это, может быть, самая опорная идея всего христианского миропорядка – другой значительнее и важнее тебя. И всегда немного лучше. Это действительно так – про себя мы знаем и помним всё. Все наши падения, очевидные и невидимые, всю суету и пошлость внутреннего человеческого движения. А другого Господь устроил так, что самое важное, самое определяющее в нём нам остаётся неизвестным. Откуда мы знаем, может быть, в нём живёт мысль или чувство, или способность к действию, совершенно его оправдывающему.

Ну и, наконец, зная наше собственное ничтожество, можем ли мы допустить, что Господь  вступит в общение непосредственно с нами, унылыми и бессильными в своем внутреннем и духовном?  Он и народу еврейскому не явился в начале Исхода и выбрал одного только Моисея. Но мы отчетливо видим Его присутствие и действие в мире в другом человеке, в человеке рядом. Для нас другой человек должен бы стать текстом откровения Божия миру.  Так и  Христос явил своё учение не записанным текстом, не интуициями и прозрениями еврейского народа,  а апостолами, простыми рыбаками из забытой Богом Галилеи. Они, другие и чужие остальным, почти неграмотные люди, стали Евангелием, Благой вестью миру. И кто не любил и не хотел любить другого, не чувствовал и не видел значимости  его, прошёл и мимо Христа.

Впереди еще много дней поста, когда  нам надо трудиться этим особенным и ни на что не похожим трудом. Думается мне, что тот, кто в основу положит мысль о том, что большую часть своего поста он постится ради человека, который рядом с ним, получит и больший, и лучший урожай.

Протоиерей Александр Волохов.