cropped-znamenie-e1460068607782.jpg
Домодедовская муниципальная газета "Призыв"Новости, интервью, очерки, зарисовки, оперативная и официальная информация, рекламные объявления

От избытка сердца

Сергей Каляшин

*   *   *

Цепляясь за детей и внуков,

Душой и телом присмирев,

От зеркала, как от гадюки,

Я отшатнусь, себя узрев.

— Дружок, так ты уже старик, –

Души дебелой слышу крик, —

И на земле недолгий гость,

Яви любовь, отринь всю злость!

Свой жезл поднял

                 ночной патруль,

А ты вцепись руками в руль

И надави сильней на газ –

Быть может, все –

                     не в этот раз.

*   *   *

Зачем цветешь ты,

                куст клубники,

В лучах прохладных сентября?

Порыв твой кажется мне диким,

Твои старанья будут зря.

Три ягоды созреть успели.

Крестясь, открой

               свой грешный рот.

О, если бы мы так сумели

В стремленье к Богу выдать плод.

*   *   *

Поколенья, как поленья,

Прогорают у костра,

Свет вчера, сегодня тленье

На погосте у креста.

Где Вы, бывшие герои,

Триумфаторы побед?

Всех опустят и зароют

Тем безглазым на обед.

Но живет пока надежда.

Есть живой пример Христа:

Оживем, поднимем вежды

В ночь последнюю поста.

*   *   *

Я в лес иду шагами тихими,

Когда еще деревня спит.

Бездомный кот глазами дикими

С надеждой робкою глядит.

Ну что, Котище, жизнь не сладкая,

Тебя я позже покормлю.

Пока же с хитрыми повадками

Мышами радуй плоть свою.

И вот поляна мной любимая,

Где я мальцом в футбол гонял.

Пронзила боль, людьми даримая:

Зеленый образ, чем ты стал!

И вспомнил я былое с дрожью,

Когда я в церковь не ходил,

Не знал я заповедей Божьих,

Но Бог, наверно, ближе был.

Под кронами берез ночами

Казалось времени конец.

Мы с другом в Млечный

                          путь очами

Впивались в ритме двух сердец.

С тем отречением от тела,

Что не получишь и постом,

Душа не в этот мир глядела

Своим бессмертным существом.

Забылся я в далекой роли,

Сейчас, как старый конокрад,

Младым коням не свистну боле,

А старые в конюшнях спят.

*   *   *

О сколько драм, в семье заточенных,

Сердца в некаянье хранят:

Здесь мать хранит обиды к дочери,

Тут дочь не хочет видеть мать.

Летят минуты все поспешней.

Друг к дружке руки б протянуть,

Но гордость, гордость

                  в сердце грешном

Вам обрубает этот путь.

Пусть кто-то больше виноват,

Сказал речей от сердца злых.

Но нету точек невозврата,

Их не бывает у живых!

Тебя люблю я, дочь моя!-

Скажи, пробейся через тернии:

Я все равно люблю тебя,

Хоть не простишь меня, наверное!

Ах, дочь, задумайся, есть время,

Пока живую мать простить,

И груз обид и злобы бремя

В грядущей жизни не носить.

Смягчи чуть сердце, не упорствуй.

Поможет Бог в твоей судьбе:

Любовь, здоровье даст потомству

И долголетие тебе.

*   *   *

Спина сгибается, и нос

Повис рубильником стоп-крана.

В коленях властвует артроз,

Внутри своя маячит драма.

Скрипит «телеги жизни» ось,

Но Бог любить не перестанет,

Моей души услышит SOS

И руку, как Петру, протянет.

***

Все пожирающее время,

Непознаваемый астрал.

Ты человеческое племя

Уводишь в сумрачный подвал.

Полет твой холоден,

                бесстрастен,

На всем лежит твоя рука,

Но есть тот мир,

            что неподвластен,

Где время – Сущему слуга.

На срезе времени, пространства

Он мне отмерил жизни сон,

Где я с немыслимым упрямством

Живу не так, как хочет Он.

Мой ум в Него давно поверил,

Но тело в этот мир вплелось,

А сердце? Сердце лицемерит

С моей душой то вкривь, то вкось.

Душа задавлена под спудом,

Как разорвать житейский плен.

Не соблазниться как Иуда,

А встать с придавленных колен?