cropped-znamenie-e1460068607782.jpg
Домодедовская муниципальная газета "Призыв"Новости, интервью, очерки, зарисовки, оперативная и официальная информация, рекламные объявления

Не нарушить пришел, но исполнить

Копия volochovЧеловек, который создал удивительное искусство, невероятную музыку и литературу, атомное оружие и газовые камеры, точно так же подвластен  вечному Закону, как Ной и Авраам, царь Давид и сын его Соломон.

Когда Господь говорит: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить…», он говорит о законе Ветхого Завета, который, по сути, неотменяем.  Он есть часть человеческой природы. Потому что не верь,  убивай, кради, прелюбодействуй – это не какой-то другой закон,  это смерть и беззаконие. В исполнение, вернее, в восполнение закона Христос принёс другую иерархию заповедей, другое понимание завета и мира Бога с человеком. В этом смысле очень характерно наше празднование воскресного дня.

Мы  даже запинаемся немного, когда читаем в книге Бытия «…Чти день субботний».  Спаситель наш Иисус Христос воскрес, несомненно, в субботнюю ночь по-нашему, т.е. в ночь еврейского нового первого  дня.  Могли ли ранние христиане не заметить этой тонкой вибрации смысла и отклонения от закона?  Никто не стал отменять субботы Ветхого Завета, просто пришло большее и важнейшее. Мы до сих пор празднуем воскресный день, как малую Пасху. Я не спрашиваю, можно ли это сравнить с субботним покоем. Но можем ли мы провести такое сравнение? Это и есть восполнение Закона – настал  день исполнения пророчеств, новый день и новое время. Он не отменил и не заменил субботы, он в старом, ветхом смысле родил совершенно новое. И точно так же, как прежде иудеи, мы бы праздновали и субботу, но мы не совершенны, и сердце у нас только одно.

В некотором смысле и со всем восприятием ветхозаветного законодательства с нами происходит что-то похожее.  Мы бы платили десятину с мяты и укропа, следили бы за ритуальной чистотой, но нам заповедовали прежде любовь, милость и долготерпение. И мы не можем справиться с этой заповедью. То ли ослабела, изнемогла человеческая природа, то ли именно в этом и был промысел о человеке, но мы не в силах исполнять обыденного – любить, прощать, делать правду. Когда-то мне попалась история про Василия Великого, в которой он надсмехался над человеком, пришедшем к нему за благословением не есть свинину. И тогда я подумал, что это и есть отношение святителя к ветхому закону. А сейчас я думаю иначе – он наверняка знал этого человека и сказал ему что-то вроде того: куда тебе различать такие тонкости, ты вон жену третируешь, работникам денег не платишь, гордость съела твоё сердце. И свинина тут не при чем, будешь ты её есть или не будешь, ничего ты этим не приобретешь.

И тогда дальнейшие слова Христа выглядят очень логичными – «… доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном. Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное».

Действительно, остался на земле народ, для которого смысл жизни состоит в сохранении йот и черт закона.  А про малейшие, так озадачивающие нас заповеди сказано, чтобы мы не учили их нарушать. Но зачем учить разрушать прекрасное. Если бы мы достигли совершенства, то, по слову апостола Павла, сказали бы на разделение мясного и молочного, или на то же самое свиное мясо, что если это соблазняет брата моего, не буду есть вовек. И тогда бы праведность наша  превзошла бы праведность и книжников и фарисеев.

Так, кстати, поступили пустынники первых христианских веков. Когда началась дискуссия о мире и небе, о жизни повседневной и жизни по заповеди, они просто оставили всё и ушли, сказав, что спорить не о чем, человек может жить одной только молитвой.

Всё ли мы с вами сказали о противопоставлении Законов? Конечно, нет. В этом  противостоянии, вернее будет сказать — в этом соотношении есть великая тайна. Наверное, в будущем, перед концом времён, они снова сблизятся. Я имею ввиду наше, человеческое измерение, потому что в измерении религиозном они продолжают составлять какое-то очень сложное единство. И мы поймем ещё что-то очень важное, что не могло быть понято нами прежде. Потому что всё живёт во времени и сама вера наша, разматывается, как свиток. Всё, в том числе и наша с вами собственная жизнь.

Протоиерей Александр Волохов.